Отчет о результатах социологического исследования

Москва, 2022

Цель проведенного социологического исследования: выявить потребности сообщества ЛГБТ+ в части получения юридической поддержки и определить, какие способы получения правовой поддержки могут стать реалистичными и эффективными в условиях сложившейся в РФ политической ситуации.
Задачи исследования:
  • Проанализировать изменения в отношении к сообществу ЛГБТ+ со стороны государства и общественного мнения после 24 февраля 2012 г.
  • Оценить текущую ситуацию с точки зрения возможности получения юридической поддержки для представителей ЛГБТ+.
  • Изучить первоочередные запросы представителей ЛГБТ+ на предоставление юридической помощи.
  • Изучить существующие возможности оказания правовой помощи.
Методология исследования:
Глубинные интервью с активистами ЛГБТ+ и помогающими сообществу юристами по разработанным гайдам для проведения интервью.
В ходе проведения исследования было взято 12 глубинных интервью:
  • 6 интервью проведены с активистами сообщества ЛГБТ+
  • 6 интервью проведены с юристами, имеющими опыт оказания правовой помощи представителям ЛГБТ+.
1. Отношение к ЛГБТ+ в РФ
1.1 Ситуация перед началом СВО
Респонденты (активисты ЛГБТ+ и юристы) считают, что тренд на ужесточение государственной политики в отношении ЛГБТ+ стал особенно заметен, начиная с 2017–2018 гг. Если говорить о законодательстве и правоприменении, то рост репрессивности в отношении ЛГБТ+ стал частью более широкого давления на все правозащитное движение и активизм. Однако, по мнению ряда респондентов, ЛГБТ+ организации вызывали даже более агрессивное отношение со стороны государственных органов, чем другие правозащитники. Это во многом объясняется тем, что власти в РФ провозгласили движение в сторону т.н. «традиционных ценностей», которые являются типично патриархальными, консервативными и маскулинными; исключают толерантность к любым видам инаковости.
  • «Законодательство стало меняться в сторону военизации еще с 2018 г. не только в отношении дискриминируемых сообществ, типа ЛГБТ, но и в целом. Применение уголовного законодательства в административно-правовой сфере. Страдают все правозащитники, но ЛГБТ даже больше других». (юрист)
  • «Наращивание анти-ЛГБТ риторики, ухудшение положения в правовой сфере Усиление давления со стороны государства, консервативный, охранительский тренд гомофобный». (активист)
В это же время осуществлялся фактический запрет на проведение митингов и шествий, что коснулось в том числе митингов и уличных мероприятий ЛГБТ+. От людей, принадлежащих к ЛГБТ+ сообществу, государство и общественное мнение требовало стать невидимыми и незаметными, никак не выделяться, в том числе внешне.
  • «Специальные акции, посвященные проблематике ЛГБТ, перестали согласовывать уже довольно давно. Последняя акция в Петербурге, например, была в августе 2017 г. Потом были только одиночные пикеты, максимум. Следующий удар был КОВИД, когда ввели все ограничения, которые не отменили до сих пор». (активист)
  • «Я переехала в Москву в 2014 году, и тогда столько было людей в яркой нетрадиционной одежде, а сейчас их практически не встретишь, одного на несколько сот». (юрист)
Что касается общественного мнения, то респонденты отмечают, что государственная анти- ЛГБТ+ пропаганда подействовала не на все группы населения. Городская молодежь, в отличии от более старших возрастных групп, со временем стала более терпимо относиться к представителям ЛГБТ+.
  • «Есть исследования, что в целом ухудшилось отношение, но среди молодежи стало лучше. Молодежь не смотрит телевизор, и привыкло к западной культуре, когда ты смотришь сериал какой-нибудь, обязательно там есть персонаж ЛГБТ. Особенно это у тех, кто с высшим образованием, студентов, у них до 70% нормально относятся». (юрист)
  • «Пропаганда больше попадает в средние и старшие поколения». (активист)
  • «Общество изменилось, есть противоречивое ощущение. Все больше людей, которые поддерживают ЛГБТ, особенно среди молодежи. Но люди сейчас будут реагировать на усиливающуюся анти- ЛГБТ риторику». (активист)
1.2 Ситуация с ЛГБТ+ после 24 февраля 2022 г.
1.2.1 Политика государства в отношении ЛГБТ+
С началом военных действий государство стало еще более активно использовать в пропаганде гомофобную риторику с целью разделить Россию и «загнивающий Запад». Пропаганда, пытаясь создать устрашающий образ врага, называет украинских военных не только нацистами, но и геями. Такие заявления постоянно звучат на федеральных каналах, официальные пропагандисты таким образом доказывают своей аудитории порочность украинцев.
  • «Наше государство выстраивает гомофобные мотивы войны в Украине. Про полк Азов, который сидит сейчас в Москве в спецприемниках, пишут, что они враги, потому что они геи». (юрист)
  • «Государство полностью перестало стесняться, они вышли из ЕСПЧ, им стало пофигу, что скажет Европа и им нравится эксплуатировать тему ЛГБТ, чтобы создавать козла отпущения, типа патриарх говорит, что линия фронта проходит между Украиной, где гей-парады и Донецком, где гей-парадов не будет». (юрист)
  • «Очень заметно использование гомофобной тематики в пропаганде против Украины». (активист)
  • «Ситуации преследования за активизм или ориентацию стали в разы чаще. Полиция ищет на кого собак спустить, борьба за традиционные ценности против нетрадиционных. Я прямо чувствую, что государственная политика против ЛГБТ расползается во все стороны». (юрист)
  • «У нас довольно агрессивная государственная политика в отношении ЛГБТ». (активист)
В текущих условиях происходит дальнейшее запрещение любого активизма, принимаются еще более репрессивные законы. Так был принят закон, резко расширивший перечень мест, где запрещено проводить уличные мероприятия: митинги, шествия и пикеты. Внесен в Государственную Думу законопроект, запрещающий пропаганду нетрадиционных отношений и «подрыв» традиционных семейных ценностей. Независимо от того, будет ли принят этот закон, его публичное обсуждение повышает градус гомофобии, провоцирует агрессию.
  • «Сейчас Володин выступил с инициативой о полном запрете пропаганды не только среди несовершеннолетних… закон приведет к подъему агрессии и перспективам дальнейшего усиления этой агрессии со стороны враждебно настроенных». (активист)
  • «Закон пропихнут, что-нибудь придумают, сказали «а», скажут и «б», это одна из «скреп», нужных на разделение всего мира и России». (юрист)
Кроме того, нарушаются даже существующие законы, фактически государство проводит политику произвола в отношении всех, не одобряющих его действия.
  • «Сейчас нарушаются все законы, приходят с обыском, не утруждая себя придумать формулировку, соответствующую нормам закона. К октябрю с учетом хода войны у нас будет совсем плохо». (юрист)
  • «Но, когда началась спецоперация, снова пошел произвол. Опер недавно девочку по голове ногой ударил, раньше этим занималась административка, а теперь занимается уголовный розыск. Закрутили как бы гаечки довольно сильно, но до спецоперации с правами в Питере было относительно нормально». (юрист)
  • «Идет увеличение числа репрессий и усиление репрессий, все знают, 7 лет получил человек за свое мнение. Это с точки зрения государства». (активист)
  • «Идеология выстраивается на основе гомофобии, нетерпимости, поэтому обыски у ЛГБТ-активистов – дело ближайшего будущего. И будет преследование, вплоть до физических расправ над открытыми геями». (активист)
1.2.2 Рост враждебности со стороны населения
Для всех уязвимых групп риски становятся еще более высокими, чем в мирное время. Одной из таких групп становится ЛГБТ+, которая начинает сталкиваться с усиливающейся враждой со стороны подверженных пропаганде групп населения. Эта вражда может варьироваться от неодобрения и осуждения до прямых угроз и физического насилия.
  • «У нас видно по отношению, люди изменились, стали бояться, появилась агрессия везде, агрессивные мужики докапываются: почему ты так одет. Агрессивные ролики распространяются по всему Интернету. А в провинции любой, кто одет не так, теперь просто враг. И теперь это разрешено, им за это ничего не будет. Насмотрелись телевизора и уверены, что они правы». (юрист)
  • «Взрослый мужчина сидел с серьгой в ухе (знак принадлежности к сообществу), от него на лавочке в метро отсели все, я специально к нему подсела». (юрист)
  • «Стало больше насилия, агрессии какой-то. На улице высказывания, в помещениях, то есть напряженность высокая». (юрист)
  • «Сейчас вспомнила девушка обращалась – она пишет стихи на темы однополой любви. Ей постоянно говорят, что мы написали на тебя заявление, обратились в прокуратуру, потому что нетрадиционные ценности пропагандируешь. Хейтеры ей постоянно пишут об этом. Я сказала, что это не должно тебя беспокоить, тебя же не вызывают в полицию для дачи объяснений. Пока не вызвали – все хорошо». (юрист)
Угрозы могут принимать форму насилия на почве ненависти, и это фактически поощряется государством.
  • «Вот недавно, недели две был случай в Подмосковье в электричке, когда два мужика к подростку с пирсингом стали приставать, а это только зачаток». (активист)
В перспективе ситуация будет только ухудшаться, т.к. домой вернуться воевавшие с травмированной психикой.
  • «Опасения еще, есть факт, что после войн всегда идет рост насилия, когда Чеченские войны были, там это реально фиксировалось. Это же посттравматический синдром у воевавших, и это, к сожалению, еще будет, и по ЛГБТ будет заметно». (юрист)
1.2.3 Рост растерянности среди людей ЛГБТ+
Многие представители сообщества ЛГБТ+ покинули РФ, но те, кто остался в стране, испытывают растерянность, чувство безнадежности и социальной изоляции.
  • «Смотрю комментарии, у людей ощущение безнадежности, кто мог, уехал, а кто не мог, испытывает большие проблемы, ощущение растерянности, ощущение, что ты один». (активист)
  • «В моем кругу активистском, не только ЛГБТ, 60% покинули Россию, кто-то получил политическое убежище, кто-то просто релоцировался в Армению или Грузию, даже не только активисты, но и просто люди ЛГБТ». (активист)
  • «С другой стороны растет изолированность, раньше я мог спокойно уехать в Европу бюджетным рейсом, а сейчас наземные границы закрыты, а самолетом через третьи страны. В Грузию через Турцию 60 тыс. в один конец». (активист)
  • «Люди в панике, или уезжают из страны, а если нет – находятся в каком-то совершенно растерянном состоянии. Чувство беспомощности очень сильно возросло». (активист)
Многие убеждены, что в дальнейшем ситуация будет только обостряться, угрозы и риски неизбежно станут выше, а возможность получить юридическую поддержку только сокращается.
  • «Сейчас вообще юриста стало найти не просто, многие уехали, даже адвокаты в уязвимом положении, против них заводят дела. Проблемы теперь у всех усилились, а у ЛГБТ особенно. Ощущение опасности и угроз. ЛГБТ уже привыкли к давлению, но в целом после 24 февраля у ЛГБТ больше причин беспокоиться. И было плохо, и стало хуже для всех и для ЛГБТ особенно». (активист)
  • «На фоне войны и столкновения с Западом ситуация усугубилась, возможностей этому противостоять меньше». (юрист)
Наибольшую угрозу ощущают активисты ЛГБТ+, знающие, что их деятельность отслеживается как правоохранительными органами, так и праворадикальными организациями (такими, как СЕРБ), действующими по указке правоохранительных органов. Они предполагают, что многие аспекты их активности будут истолкованы, как политическая деятельность, и это будет использовано в репрессивных целях.
  • «Моя фотография висит на сайте Центра Э. После 24 февраля я себя чувствую в опасности, как активистка и ЛГБТ персона одновременно в 200 раз больше – на 100% как активистка и на 100%, как ЛГБТ персона. Я опасаюсь, что будут искать политическую деятельность там, где ее нет. Политическая подоплека сейчас ищется во всем, в бытовухе. Все подводится под политическую деятельность и пропаганду». (активист)
  • «Набор угроз примерно такой же, но их стало больше и чаще. Раньше государству было больше плевать на ЛГБТ, а сейчас настал момент, когда они решили на этом сыграть. Преследование со стороны государства усугубилось. Со стороны враждебно настроенных граждан – сложно это рассматривать отдельно от государственной гомофобии. Есть опасные группы, как СЕРБ». (активист)
  • «Для тех, кто этим занимается, опасности больше. Я вообще не афиширую, не пишу свою фамилию, скрываю даже от коллег, не только от государства свою деятельность». (юрист)
2. Ситуация с юридической помощью и организациями ЛГБТ+. Рост рисков и угроз
2.1 Организации ЛГБТ+, оказывающие юридическую помощь
До начала СВО люди ЛГБТ+ чаще всего обращались в специализированные организации, которые и предоставляли им юриста для оказания правой поддержки. Эти организации были достаточно хорошо известны в ЛГБТ+ сообществе, их находили также по ссылкам в соцсетях и по «сарафанному радио». В числе этих организаций респонденты чаще всего упоминали «Стимул», «Выход», «Гражданское содействие».
После 24 февраля страну покинуло большинство организаций, в которые ЛГБТ+ люди привыкли обращаться за помощью и юридической поддержкой.
До начала СВО люди ЛГБТ+ чаще всего обращались в специализированные организации, которые и предоставляли им юриста для оказания правой поддержки. Эти организации были достаточно хорошо известны в ЛГБТ+ сообществе, их находили также по ссылкам в соцсетях и по «сарафанному радио». В числе этих организаций респонденты чаще всего упоминали «Стимул», «Выход», «Гражданское содействие».
После 24 февраля страну покинуло большинство организаций, в которые ЛГБТ+ люди привыкли обращаться за помощью и юридической поддержкой.
  • «Со «Стимулом» работали 3 месяца, теперь «Стимул» больше не работает. Работал немного с «Выходом». (активист)
  • «В принципе можно было найти юриста до 24, мы с «Гражданское содействием» - 10-15 адвокатов. Был список адвокатов, который я готовил для «Стимула». (юрист)
  • «Стимул» находили за счет рекламы в соцсетях и рассылки в специализированных группах». (юрист)
  • «С точки зрения тех инициатив, которые были и оказывали поддержку… например, в Питере я всегда был клиентом «Выхода», это такая ЛГБТ организация, а сейчас они релоцировались всей командой. У них здесь остался один адвокат, с которым они работают, а юристы все сидят там». (активист)
  • «Какие-то организации закрылись, какие-то уехали из страны. Люди продолжают обращаться, искать помощь юриста, а никого нельзя найти. Запросы подвисали. С тем же «Выходом». «Сигнал» - одиозная история». (юрист)
В настоящее время эти организации в лучшем случае могут предложить только онлайн консультации и в очень редких случаях подыскивают адвоката. Однако даже в случае предоставления адвоката, сама организация устраняется от того, чтобы отслеживать ведение дела, что по мнению юриста, является не эффективной защитой.
  • «У нас сейчас релоцировались все организации, к ним обращается человек, они смотрят, есть ли у них такая статья расходов в полученном ранее гранте, если есть, то они берут человека и ищут адвоката в России. Это не эффективно, если они взялись защищать человека, то надо за этим следить. Я работала с правозащитными организациями, мы всегда им сообщаем, как мы дальше обжалуем, будем идти дальше или нет. Получается ощущение плеча, как у человека, который обратился за помощью, так и у того, кто оказывает помощь». (юрист)
  • «Качественную юридическую помощь нельзя оказать. Очень многие организации и юристы уехали, не хватает юристов здесь. Консультацию получить еще можно, а поддержку, сопровождение – с этим сложно». (юрист)
По словам активиста, «Стимул» до 24 февраля брал на себя защиту прав людей ЛГБТ+ в регионах. Другие организации, которые работали в регионах, также ликвидированы или признаны иностранными агентами. В настоящее время, за пределами Москвы и Санкт-Петербурга найти юридическую помощь крайне затруднительно, практически невозможно.
  • «Очень опустела поляна организаций. Я был клиентом «Стимула», и был доволен их работой, они сопровождали три дела наших. Одно дело – заблокировали паблик ВКонтакте на 33 тыс. человек. Заблокировал Челябинский суд, понятно, что это большие затраты, поехать в Челябинск, выступить в суде. Это делал адвокат, который сейчас получил политическое убежище во Франции. Теперь мне непонятно, что по этому делу происходит в Челябинске. В Ярославле пришел ОМОН и сорвал наше мероприятие по креативному активизму. Тоже теперь не знаю, что с этим делом». (активист)
  • «В других городах тоже многие уехали, у них своих юристов всегда было немного, но они работали…, но они же признаны иностранными агентами, ЛГБТ-сеть «Сфера», которая была их финансовым оператором. Это все усложняет». (активист)
В ситуации массового закрытия и релокации организаций, оказывавших юридическую поддержку ЛГБТ+, респонденты иногда не понимают, работает ли организация, подвергшаяся преследованиям, до их пор или нет. Информация о том, что правозащитная организация все еще продолжает работу, воспринимается, как большая удача.
  • «Раньше можно было прийти и в “Открытое пространство”, тоже можно было поговорить, и они предоставляли информацию. Сейчас они по-моему как-то ушли в отпуск или что». (активист)
  • «Многие организации закрылись, иностранными агентами признали, кто-то самораспустился. То есть ко мне много сейчас обращаются то, что «ой как хорошо, что у вас проект, а то я ходила-ходила, искала помощь, нигде нет, все закрылись или не отвечают». (юрист)
  • «Руководительнице «Маяка» дали иностранного агента, она была вынуждена покинуть страну». (активист)
Респонденты утверждают, что из организаций, работающих с людьми ЛГБТ+, остались в основном только те, кто оказывает психологическую помощь или занимается организацией мероприятий неполитического характера.
  • «Остались в основном только организации, оказывающие психологическую помощь, а юридической - практически нет». (активист).
  • «В Питере осталась организация, которая работает с сообществом, как коммьюнити-центр, проводит всякие мероприятия, но не оказывает юридическую помощь». (активист)
  • «Вот, например, насколько я знаю, “Ресурс” работает, но я не вижу у них какой-то правовой помощи, скорее они занимаются больше психологической поддержкой» (активист).
Оставшиеся организации, помимо угроз со стороны государства и враждебно настроенных граждан, испытывают еще и финансовые проблемы. Санкции привели к ухудшению экономического положения тех лиц и структур, которые до 24 февраля жертвовали средства на правозащитную деятельность, в том числе оплачивали работу юристов, поддерживающих ЛГБТ+. Получить грант из Европы также стало значительно сложнее.
  • «У меня есть такие знакомые, у них доходы снизились пусть процентов на 30%, но для них это реально большое снижение. Раньше они готовы были жертвовать деньги, теперь – нет». (юрист)
  • «Взгляд всего правозащитного сообщества обращен больше на Украину. Это справедливо, с одной стороны, с другой – у меня знакомый был в Брюсселе, разговаривал с кем-то из депутатов, они вообще удивились, что в России еще кто-то остался и что-то делает. То есть не только российских грантов нет, но и с европейскими проблема». (активист)
По мнению респондентов, в ужесточившихся политических условиях организации, которые могли бы защищать права такой уязвимой группы, как люди ЛГБТ+, особенно необходимы. Однако старые НКО релоцировались или закрылись, а создать и зарегистрировать новые крайне сложно. В этой ситуации деятельность немногочисленных правозащитных организаций, таких, как «Дело ЛГБТ+» становится незаменимой.
  • «Нужна организация, которая бы представляла права данной социальной группы, которая подвергается особому давлению со стороны как государства, так и общества, люди эти особенно уязвимы, если не будет организации, где их поддержат и помогут дать защитника, человек останется один на один с проблемой» (активист).
  • «Зарегистрировать организацию, которая за права ЛГБТ или женщин было трудно, а сейчас нереально». (активист)
  • «Сейчас вот замечательно, что ваш проект появился, “Дело ЛГБТ+”.
  • «Мне кажется, что стало тяжелее работать правозащитным организациям, но что касается получения помощи – она предоставляется рядом правозащитных организаций, в том числе и вашей инициативой, «Делом Квир». (юрист)
2.2 Юристы, оказывающие поддержку сообществу ЛГБТ+
Многие активисты лично знали юристов, дружественно настроенных по отношению к сообществу ЛГБТ+, и могли обращаться к ним напрямую, однако после 24 февраля ситуация кардинально изменилась. Репрессии в отношении юристов, оказывающих правовую поддержку активистам (включая упоминаемый многими респондентами арест Президента Адвокатской палаты С. Тельнова), оказали деморализующее воздействие. Опасаясь за свою свободу или перспективы получить статус иностранного агента, многие юристы либо уехали, либо перестали оказывать правовую поддержку представителям ЛГБТ+.
  • «В Питере я лично знаю 2-3 юристов, которые уехали, они могут только дистанционно консультировать, а представление в судах… остался один адвокат, у которого есть адвокатская корочка, который может попасть в отделение». (активист)
  • «Гайки закручиваются, если даже Президента Адвокатской палаты за выражение мнения посадили… Адвокаты тоже понимают, что они на передовой, и что они ничем вообще не защищены». (юрист)
  • «Количество помогающих юристов снизилось, потому что риск самому попасть в эту мясорубку усилился. Кто-то уехал, а кто-то, как Тельнов, сел». (юрист)
  • «Репрессии выросли, риски выросли, опасность работы увеличилась после 24, юристов стало меньше и ресурсы тоже уменьшились. Получилась такая ситуация, которая не может не беспокоить». (активист)
  • «Если вы зайдете в суд, то тех юристов, которые работают с правозащитой, их просто нет. Даже если они остались, то должны были переориентировать свою деятельность из соображений личной безопасности. Я после обысков сократила всю свою профессиональную деятельность. Мы даже между собой с другими юристами стараемся поменьше контактировать очно». (юрист)
По мнению практически всех опрошенных юристов, с организациями ЛГБТ+ даже более опасно работать, чем с другими правозащитниками. Адвокаты опасаются, что их обвинят в принадлежности к ЛГБТ+ сообществу. В этом случае возможно преследование не только со стороны государства, но и со стороны праворадикальных гомофобных организаций, таких, как СЕРБ.
  • «Я была на нескольких юридических конференциях на Дальнем Востоке. До 24 февраля там было более-менее нормально. А вот в мае, там уже сами юристы боялись, что их будут преследовать за помощь ЛГБТ. Там были юристы, которые еще не работали с ЛГБТ, но хотели работать. Они отказались». (юрист)
  • «ЛГБТ-активистов опаснее защищать даже, чем других правозащитников». (юрист)
  • «На меня окрысился СЕРБ, потому что после презентации «Дела КВИР» были мои фотографии на фоне радужных флагов и т.п.» (юрист)
  • «У адвокатов стало меньше желания работать с ЛГБТ правозащитными организациями, даже теми, кто не получает напрямую «финансирование Госдепа». (юрист)
  • «Опасно помогать ЛГБТ людям, потому что боятся, что на тебя такой же маркер навесят – ты защищаешь, значит, ты такой же. И не известно, что еще власти выкинут, какие завинтят гайки. И еще иностранное влияние могут… Если адвокат политически активен, и его взгляд отличается от общепринятого, риск возрастает многократно». (юрист)
  • «Ощущение угрозы при защите ЛГБТ сильно увеличилось. Угрозы – что признают иноагентом, посадят, проведут обыск, арестуют счета, устроят гомофобную травлю, заведут уголовное или административное дело по пропаганде. Я знаю такой случай у знакомый, там был обыск с возможностью возбуждения уголовного дела». (юрист)
  • «Помогать ЛГБТ сообществу стало опаснее. Наиболее опасно – сопровождение мероприятий и сотрудничество с ЛГБТ организациями. Менее опасные – написание методичек или консультации онлайн». (юрист)
Проблемы с юридической помощью резко обострились, и если в Москве и Санкт-Петербурге еще остались юристы, дружественные ЛГБТ+ сообществу, то в регионах их практически нет.
  • «Сейчас во Владивостоке только один юрист, который работает именно с ЛГБТ». (активист)
  • «Юристов мало в регионах, в регионах чаще всего бывает один-два контакта юриста, который передается из уст в уста, например, во Владивостоке. В ДВФО адвокатов, которые разбираются, я могу от силы назвать 3-4- человека». (активист)
  • «Конечно мало, нужно больше. Вот в маленьких отдалённых регионах ЛГБТ-юриста вообще не найти. Доверителей в маленьких городах, краях очень много, в республиках тоже много. К примеру, в Туве. То есть я в Питере, а они там вообще у черта на рогах и у них нет таких юристов». (юрист)
Активисты и юристы обсуждали вопрос о том, каждый ли юрист, даже при желании, может оказать квалифицированную правовую поддержку людям ЛГБТ+. Большинство респондентов считают, что наиболее эффективную и квалифицированную помощь могут оказывать только те юристы, кто имеет опыт ведения подобных дел.
  • «ЛГБТ-френдли юрист, тот, кто имеет практику по ЛГБТ делам. Когда обращаются к другим юристам или они говорят, что у них нет опыта в таких делах и не могут помочь или юристы, которые готовы за деньги на все, что угодно, но они не добросовестны». (юрист)
  • «Таких юристов прямо критически мало. И когда тот человек занят – получается проблема. Есть защитники, которые базово ЛГБТ-френдли, но они не понимают, как работать с ЛГБТ людьми». (активист)
Помогающий ЛГБТ-людям юрист должен быть знаком не только с законами, но и с особенностями правоприменения в данной сфере. Кроме того, он должен учитывать психологические и коммуникационные аспекты, необходимые для эффективного сотрудничества с людьми ЛГБТ+. Активисты считают, что оптимально было бы проводить обучение тех юристов, которые готовы работать с сообществом ЛГБТ+.
  • «ЛГБТ-френдли юрист – порядочный и разбирающийся в узкой теме. Есть законы, а есть правоприменительной практики. Если юрист, незнакомый с темой, начнет работать чисто по закону, то это не сработает на суде, потому что не соблюдаются права. Если какие-то узкоспециализированные термины, к примеру, в документах для трансгендерных персон. То есть закон есть, но фактически он нарушается. Нужно учитывать и психологические особенности, и особенности коммуникации». (активист)
  • «Важно, чтобы это был не просто правозащитник, а ЛГБТ- френдли, который понимает, что значит быть ЛГБТ в нашей стране». (активист)
Активисты понимают, что даже поддержка квалифицированного юриста не обеспечивает выигрыш дела в суде, но в этом случае у представителя ЛГБТ+ сообщества хотя бы появляется шанс добиться смягчения наказания.
Активисты понимают, что даже поддержка квалифицированного юриста не обеспечивает выигрыш дела в суде, но в этом случае у представителя ЛГБТ+ сообщества хотя бы появляется шанс добиться смягчения наказания.
  • «Даже с юристом не гарантированно выиграешь. Никто сейчас не гарантирует. Единственное, что может быть какая-то помощь или снизить штраф, или как-то немножко избежать уголовного преследования, или как-то срок немножко скосить». (активист)
В текущей ситуации особенно большое значение имеет информирование сообщества ЛГБТ+ о том, кто из юристов по-прежнему готов предоставлять правовую поддержку.
  • «Подготовка материалов о сотрудничающих специалистах, чтобы у людей была коммуникация с юристами. Возможно, реклама их деятельности где-нибудь в соцсетях. Потому что, если смотреть глазами благополучателя, то получается: организация, куда я раньше ходил. Закрылась – где теперь взять юристов?» (юрист)
3. Типовые ситуации преследования до войны и после 24 февраля 2020 г. Что изменилось
3.1 Преследование со стороны правоохранительных органов за общественную активность (митинги, пикеты и др.)
Что касается митинговой активности, то в настоящее время в РФ она сошла на нет из-за жестких репрессий, которым подвергаются митингующие. По мнению активистов, последний высокий всплеск активности был в 2020 г., когда проходили митинги в поддержку А. Навального и в меньшей степени - митинги февраля-марта 2022 г. против начала СВО. Многие активисты ЛГБТ+ участвовали в этих митингах и столкнулись с тем, что органы правопорядка относятся к ним еще более жестко, чем к другим правозащитникам.
Если данные ЛГБТ+ активиста были в полицейской базе до задержания на митинге, то они подвергались дополнительным оскорблениям и угрозам.
  • «Был всплеск участий в митингах и задержаний в самом начале - в феврале-марте, а потом вернулось к нулевым показателям». (активист)
  • «Людей привозили с митингов, например, за Навального, а они уже есть в картотеке, то там читают переписки, оскорбляют, кроют последними словами, угрожают лично (мальчикам). Это в конкретных отделениях Владивостока происходит, я знаю лично. Это систематическая ситуация в 2 отделениях полиции». (активист)
Кроме того, как и другим политически активным гражданам, к активистам ЛГБТ+ в периоды, когда шла подготовка к митингам, приходили силовики, проводили незаконные обыски и изъятие техники.
  • «В прошлом году, когда были митинги по Навальному, у нас Питере приходили ко всем активистам – неважно, ЛГБТ-активист, правозащитник, неважно в каких сферах ты активен, у нас ко всем приходили с обысками и просто изымали всю технику и все носители, которые есть, и человек просто не может работать. (ноутбуки, телефоны, фотоаппараты)». (активист)
По словам активистов, защитой задержанных на митингах представителей ЛГБТ+ обычно занимались юристы ОВД-Инфо и АГОРЫ.
  • «Когда задерживали на акциях, помогали обычные правозащитники, у меня с ними не было проблем. Были правозащитники – ОВД-Инфо, АГОРА». (активист)
В настоящее время политическая активность выражается только в одиночных пикетах, которые стали проводится гораздо реже и пресекаются полицией независимо от тематики. Активисты ЛГБТ+ выходят на пикеты как по общей политической или городской повестке, так и по ЛГБТ+ тематике.
  • «Я защищала девушку, которая выходили на пикет в защиту Юлии Цветковой, художницы [обвиняемой в порнографии и пропаганде ЛГБТ]». (юрист)
  • «Тоже бывает – активистка «Маяка», к ней приходили на работу за пикет «Геем быть не стыдно». (юрист)
Активисты отмечали, что риски людей ЛГБТ, осмеливающихся выйти на пикет, очень высоки, т.к. их данные есть в полицейских базах, и нормальное обращение с ними в полиции может обеспечить только присутствие юриста.
  • «Ситуация изменилась с началом войны. Раньше я выходил на одиночный пикет и был уверен, что юридическая помощь мне не понадобится, сейчас, если ты вышел на пикет, причем на любую тему, то риски очень высокие». (активист)
  • «Если человека задерживают за пикет – не вырубайте деревья, это всплывает, у них же записи ведутся». (активист)
  • «У меня был мальчик, который позиционировал себя, как девушка. Он выражал свое мнение по поводу спецоперации в Украине, я его защищала [от ОВД инфо]. Но я быстро приехала, и в полиции знали, что его защищают, и обращались с ним хорошо. А если некому защищать, то обращаются совсем по-другому». (юрист)
В настоящее время активисты сталкиваются с политическими обвинениями в телефонном терроризме. Подобные обвинения фактически не требуют предъявления доказательной базы и дают возможность силовикам конфисковать у активистов технику и оставлять их под подпиской о невыезде.
  • «А сейчас они делают сообщения о ложном терроризме, не только в Питере, в других городах, я знаю тоже. Якобы с этого номера звонили. Потом через год говорят, ой, извините, мы ошиблись. Но ты же год без техники или под подпиской, никуда не можешь уехать». (активист)
3.2 Преследование со стороны правоохранительных органов за проведение ЛГБТ+ мероприятий и принадлежность к сообществу
Нарастающая волна государственной гомофобии проявляется в том числе в том, что практически любое общественное мероприятие ЛГБТ+ разгоняется, его участники подвергаются задержаниям, обыскам и обвинениям в пропаганде нетрадиционных ценностей среди несовершеннолетних, причем несовершеннолетних на подобные мероприятия как правило приводят провокаторы. Почти все опрошенные активисты упоминали о недавней (14 июня 2022 года) провокации праворадикальных представителей СЕРБ, которые вызвали силовиков на выставку в офисе «Открытое пространство» в Москве. Силовики изъяли экспонаты выставки: картины, стикеры, ЛГБТ брошюры. Полицейские утверждали, что следственные действия связаны также с проверкой по уголовному делу о публичной дискредитации армии. Дарья Соболева и правозащитница Ирина Путилова были задержаны, у них проведены обыски.
  • «Случай с «Открытым пространством» все знают, он очень показателен». (активистка)
  • «Отношение к ЛГБТ ухудшилось, идет рост гомофобных настроений, действия власти подстегивают эти гомофобные настроения. И власти используют гомофобные законы, чтобы преследовать гражданских активистов, поскольку эти группы пересекаются». (юрист)
Активисты отмечали, что при организации любого общественного мероприятия необходимо заручиться поддержкой юриста.
  • «Сейчас, если какое-то мероприятие проводишь, обязательно должна быть договоренность с юристом. После начала спецоперации они вообще начали вытаптывать все». (активист)
Преследованиям со стороны правоохранительных органов подвергается любая общественная деятельность людей ЛГБТ+: размещение информации о проведении мероприятий в интернете, организация психологических тренингов и т.п. Очень часто для борьбы с активностью ЛГБТ+ силовики обращаются к владельцам помещений или интернет-ресурсов, требуя блокировать мероприятия ЛГБТ+.
  • «Преследования за ЛГБТ-активизм – блокировка или штрафы за размещение ресурсов в интернете. Обращались хозяева порталов – раз 5». (активист)
  • «Там проводили психологические тренинги, и активистов открыто сняли на камеры и выложили в сеть. Они два или три раза пытались снять помещение, эшники приходили и договаривались с владельцами, что помещения не будут сданы. Они глушили интернет и пытались сорвать зум-трансляцию». (активист)
Идет охота не только за организациями, но и за активистами ЛГБТ+. В Москве, где работает система видеонаблюдения в метро, отмечается много случаев превентивного задержания активистов. В других городах – проводятся превентивные обыски и рекомендации не выходить в город в определенные дни.
  • «За последний год большинство ЛГБТ организаций признаны иностранными агентами, как и активисты, которые имеют какой-то медийный вес. Они кучно прошли сначала по журналистам, а теперь по ЛГБТ». (активист)
  • «В Хабаровске из Центра Э открыто ходили за активистами «Маяка», было наружное наблюдение, следили за сим-картами». (юрист)
  • «В начале марта стали устраивать превентивные обыски у активистов. Говорили, что вам лучше во время праздников не выходить в центр города. Забрали у нее технику». (активист)
  • «В Москве проводятся превентивные задержания в метро». (активист)
  • «К нам в организацию тоже стали чаще обращаться за помощью в политизированных преследованиях, а раньше была бытовуха». (юрист)
Активисты отмечают, что преследование ЛГБТ+ людей нарастает, силовики применяют методы задержания, угроз и даже физическое насилие. Нередко они используют в своих целях давления на сообщество ЛГБТ+ гомофобные организации.
  • «Увеличились преследование ЛГБТ людей. Например, того, кого раньше задерживали, у него был обыск, на него натравили гомофобный паблик правоохранительные органы». (юрист)
  • «И это все мы можем видеть на телеграмм-каналах, потому что каждый день есть задержания активистов». (юрист)
  • «Любая попытка стать видимым и артикулировать свои проблемы может привести к угрозам». (активист)
  • «Бывает, что полицейские применяют физическую силу чисто за-за того, что человек принадлежит к такому слою общества». (активист)
3.3 Преследование со стороны враждебно настроенных граждан
3.3.1 Уличная и бытовая преступность
Активисты отмечают рост бытовых преступлений и уличных нападений на людей ЛГБТ+ со стороны враждебно настроенных граждан, спровоцированный ужесточением гомофобной риторики со стороны государственной пропаганды.
  • «Бытовая гомофобия на фоне войне под давлением риторики, она стала легитимнее». (юрист)
  • «Стандартные проблемы, типа бытового насилия остались, но акцент на сексуальную ориентацию стал очень ярким. Если раньше он всплывал в процессе, то сейчас он является одним из мотивов преследования с самого начала». (юрист)
  • «У нас увеличилось бытовое насилие». (активист)
Те, кто осуществляет данные преступления, рассчитывают на то, что жертвы из числа ЛГБТ+ побоятся обращаться в полицию, но и в случае обращения далеко не всегда следует возбуждение уголовного дела. Нападавшие часто не считают себя преступниками, т.к. государство своей политикой легитимизирует подобное поведение.
  • «По той же причине становится ещё сложнее сообщать о преступлениях на почве ненависти и добиваться их судебного преследования, так как даже в лучшие времена люди часто не сообщают о них. Таким образом, война делает квир-людей ещё менее защищёнными от возможных преступлений на почве ненависти и делает правительства менее способными обеспечить безопасность ЛГБТКИА+-персон и равенство прав людей». (активист)
  • «Вот, кстати, вспомнила ситуацию. Там взрослая женщина трансгендерная из Осетии и постоянно слышит «русский петушара, что ты так накрасился» в общем такие вещи и дошло до того, что к ней пришли в дом негативно настроенные парни и стали прогонять в Москву, мол, здесь таких не любят и таким здесь не место. Она сняла их на видео, передала заявление в полицию, но в полиции отнеслись скептически – ну не побили же. Ну угрожали побить, но ничего нет же». (юрист)
  • «Соседи выгнали из коммуналки. Гадости всякие бытовые. Докапывались, докапывались, выживали из квартиры. То подложат что-нибудь, то плюнут на дверь, то стиралку раскрутят, то есть такое вот». (юрист)
Ряд юристов считает, что такие насильственные преступления возможно расследовать и доказать в суде, но невозможно добиться признания, что преступление было совершено на почве ненависти, поэтому преступники получают минимальное наказание.
  • «Т-девушка сообщила в полицию. Там ещё похитили 2000 долларов… По Питеру вот то, что знаю. У нас вообще в следственных документах мотива ненависти никак не отображается. Типа: «Я пришел, ограбил. Я ограбил, потому что думал, что трансгендерный человек не пойдёт на меня заявлять, так как принадлежит к ЛГБТ-сообществу». Даже если там явная ненависть конкретная – следователи это убирают». (юрист)
Общественное мнение часто оправдывает подобные преступления, прибегая к виктимблеймингу - «они сами виноваты».
  • «Типа «да, правильно этих пидорасов, так их, нечего с мужиками трахаться, их вообще надо вылечивать». То есть общественное мнение такое – негативное. И про девушку эту трансгендерную тоже писали, что типа 2000 долларов у нее, а у меня 20000 рублей зарплата. То есть очень много негатива в таких делах». (юрист)
3.3.2 Шантаж, вымогательство или прямой грабеж в ходе подставных свиданий. Доносы и принудительный аутинг
Многие активисты рассказывали о ситуациях с подставными свиданиями, когда целые банды мошенников находили мужчин (часто речь шла о мужчинах-мусульманах, трудовых мигрантах) в соцсетях и приглашали их на свидание, заманивали в безлюдное место или помещение, где занимались вымогательством или прямым грабежом. Преступники под угрозой насилия заставляли своих жертв записать видео с признанием в принадлежности к ЛГБТ+, и шантажировали этим видео, вымогая деньги. Такие ситуации известны в Санкт-Петербурге, Москве, Уссурийске и других городах.
  • «Банду вымогателей в Питере зимой задержали. Познакомились на сайте по теме. Либо с ними снимали видео, либо шантажировали. Но потом написали заявление и группировку быстро поймали, раскрутили дело. Это были мусульманские мужчины, а там очень негативно относятся. Преступники выбирали тех, кто точно не пойдёт в полицию. Недавно такая же ситуация по трансгендерным людям прошлась». (юрист)
  • «Подставные свидания были в Уссурийске, это подставные свидания, это шантаж, вымогательство». (активист).
Возможный способ противодействовать угрозе последствий принудительного аутинга, считает юрист - предъявить обвинение в клевете, т.к. часто бывает, что жертву заставляют на камеру признаваться не только в принадлежности к ЛГБТ+, но и в реальных правонарушениях. Таким образом удавалось спасти от семейного преследования даже мигрантов-мусульман.
  • «Если они выложат данные в интернете – разъяснительная работа. Но у нас они из Восточных республик, от них действительно отказывается семья. Признание на камеру, что ты гей и еще что-то. Предъявить обвинения в клевете. Тогда семье можно доказать, что все клевета».
По словам юристов, к вымогательству обращаются и работники правоохранительных органов, будучи уверенными в своей безнаказанности.
  • «Был кейс, когда наезжали правоохранительные органы и вымогали деньги «ну, ты же гей, мы это знаем, дай денег». (юрист).
  • «Ко мне парнишка обратился, 16 лет, его кто-то все на свидание выманивал, похоже, что сотрудник, который работает под прикрытием». (юрист)
Если шантажисты на подставных свиданиях действуют в основном исходя из корыстных мотивов, то гомофобы и гомофобные группы преследуют людей ЛГБТ+ по причинам ненависти. Наиболее известен профессиональный доносчик и борец с ЛГБТ Тимур Бекбулатов. Он открыто занимается, например, шантажом ЛГБТ – учителей, угрожает им, требует, чтобы они уволились. По мнению активиста, он опирается на поддержку распространенных настроений, которые поддерживаются государством, например, тем, что на обсуждение в Государственную Думу выносится закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений.
  • «Ну касаемо Тимура Булатова, сказать, что во всех этих бедах виноват непосредственно он, это не сказать ничего. Просто он всегда ищет поддержки. В любых пабликах, в любой среде, в том числе в глубоко маргинальной среде». (активист)
  • «Когда люди похожие на него, высказывают вот такие обвинения и используют элементы травли в своей псевдо-деятельности, то эти люди, конечно же, основываются даже не на законах, а на слухах о предстоящем законе. “Да так вас же запретили. Ну вот этих вот, радужных, запретили, сейчас уже все, закон уже вышел.» (активист)
Другие, менее известные гомофобы вывешивают в соцсетях фотографии людей ЛГБТ+, призывают к насилию по отношению к ним.
  • «В социальных сетях аутинг, гомофобные группы опубликовали фотографии наших психологов». (активист)
  • «Хейтеры стали обостряться, фотки полоскать, призывы к насилию, что таких как мы надо сажать, надо убивать… Я столкнулась, потому что мои посты привлекали внимание в гомофобных пабликах постоянно репостились, обсуждались мои интеллектуальные способности». (активист)
Юрист рассказал о случае, когда сослуживцы случайно обнаружили в телефоне своего коллеги фотографии и распространили их в рабочем чате с целью подвергнуть свою жертву преследованиям. В данном случае юристу удалось оказать правовую поддержку пострадавшему, но это скорее исключение из общего правила.
  • «Аутинг – человек забыл в раздевалке телефон и его фото скинули в рабочий чат. Его начали травить на работе. Занимались возбуждением дела по факту нарушения неприкосновенности переписки, нарушение неприкосновенности личной жизни. Получилась потом, но это редкие случаи». (юрист)
3.4 Дискриминация в сфере трудовых отношений
Дискриминация людей ЛГБТ+ на рабочем месте – одна из важных проблем сообщества. В связи с ростом гомофобных настроений растет количество случаев увольнений и дискриминации на рабочем месте.
  • «Было обращение – из-за принадлежности к ЛГБТ заставляли перерабатывать, не выплачивали премии, не повышали. Прямо говорили». (юрист)
  • «У меня такое тоже было. Т-девушка, 4 увольнения было при работе в низко квалифицированных местах, на рыбном хозяйстве, к примеру. Там кормили рыб, основной контингент – узбеки, и они нажаловались начальству, что Т-девушка ходит в женском образе. Начальник стал недоволен. К работе это не имеет никакого отношения – кормить рыб может абсолютно любой человек, то есть это не самая справедливая ситуация». (юрист)
  • «Увеличилась дискриминация в сфере трудовых отношений. Сейчас очень много говорят про ЛГБТ, и соответственно негатив стал проскальзывать от тех, кто был нейтрален». (юрист)
По словам респондента, некоторые работодатели даже гордятся тем, что избавляются от сотрудников, принадлежащих к ЛГБТ+.
  • «На гомофобной волне стали чаще такие гомофобные высказывания, некоторые считают, что это поднимает их репутацию. Появились люди, которые пытаются это повесить, как рекламу своего бизнеса – увольняют сотрудников, волна нарушений трудовых прав идет». (юрист)
Высказывалось мнение, что особенно сильной дискриминации в трудовых отношениях подвергаются Т-люди.
  • «Дискриминация особенно для Т-людей, для них ситуация особенно печальная. И женщинам тоже сложнее, это пересекающаяся дискриминация. Насилие на почве труда со стороны как коллег, так и начальства». (активист)
К сожалению, в настоящее время в России идет наступление на права всех работников, и ЛГБТ+ является одной из уязвимых в трудовом отношении групп. Проблема в том, что сотрудников обычно вынуждают увольняться по собственному желанию, что делает дальнейшее судебное обжалование увольнения бесперспективным. Юристы говорят, что многие обращаются к ним за помощью слишком поздно, после совершившегося факта увольнения, и доказать вынужденный характер увольнения практически невозможно.
  • «Были обращения, что заставили уволиться, но это уже поздно». (юрист)
  • «Женщину уволили после скандала. Но доказать, что уволили именно из-за принадлежности к ЛГБТ, очень сложно». (юрист)
3.5 Нарушение прав в области семейных отношений
Легализация однополых браков в РФ в настоящее время невозможна, поскольку в российском законодательстве (включая конституцию) брак определяется, как союз мужчины и женщины. Люди, у которых в паспортах указан одинаковый пол, не могут заключить брак на территории РФ. Следствием этого являются проблемы с наследованием, разделом совместно нажитого имущества, невозможностью получения медицинской информации или дачи согласия на медицинские процедуры, если партнер находится в бессознательном состоянии и т.п.
  • «Семейных отношений. Ну тут явно, что никаких на сегодняшний день прав нет, нет признания. И его не будет в ближайшие годы!» (юрист)
  • «Я считаю, что права ЛГБТ должны быть защищены, как семейным, так и наследственным законодательством. Они должны иметь право вступать в брак, наследовать. Но у нас политика другая государственная и за это люди преследуются». (юрист)
  • «Из-за того, что члены ЛГБТКИА+ сообщества могут не обладать всей полнотой гражданских прав, например, не иметь возможности заключать брак, они могут столкнуться с дискриминацией со стороны собственного правительства в случае смерти партнера_(ки). В этом случае партнер_(ка) не будет рассматриваться как наследник_(ца) (и родитель_ница) ребенка. Более того, тело их партнер_(ки) не будет передано им, так как они не будут признаны членами одной семьи. (юрист)
  • «Живут вместе две лесбиянки и пытаются поделить квартиру. Здесь дискриминация неизбежно всплывет от судьи – они жили вместе, нажили имущество, но союз не признан, поэтому, кто прописан, тот забирает себе все. Судьи еще плюс минус, а очень сильная дискриминация от прокуратуры». (юрист)
Если брак был заключен в другой стране, то паспорт с отметкой о таком браке признается недействительным, известны даже случаи заведения дел по умышленной порче паспортов.
  • «Естественно дискриминация была. Мне вот почему-то вспоминается громкое дело – там парень, у него брак был заключен в другой стране, ему там поставили и потом был скандал. Паспорт даже ФСБшники приходили, мол паспорт недействительный». (активист)
Юристы называли два способа помощи людям ЛГБТ+ для преодоления проблем в части урегулирования имущественных отношений, решения проблем, связанных со здоровьем, медицинским обслуживанием (например, доступ в реанимацию, предоставление информации) и др. Первый способ – это оформление разного рода доверенностей на партнера, второй – оформление договора бизнес-партнерства.
  • «Остаются только такие бизнес-партнерские отношения заключать». (юрист)
  • «Вот у меня был пример – писала доверенность на права, которые даёт брак – медицинская доверенность, в таком ключе. Мы даже написали больше прав, чем брак дает. Это коммерческие кейсы и ЛГБТ-семьи очень часто с таким обращаются, чтобы принимать решения – медицинские, к примеру. По отношению к другому человеку его здоровью или, к примеру, снятие с карты, получение денег на почте». (юрист)
По словам респондентов, в последнее время растет давление, оказываемое государством и обществом на родителей ЛГБТ+. Сопротивляться этому давлению очень трудно, и многие прибегают к вынужденной эмиграции.
  • «Родители ЛГБТ стали испытывать большое давление, после начала войны они массово начали уезжать. Это первые кандидаты на эмиграцию. Они не видят юридического способа обезопасить себя и уезжают. Они, может, и раньше собирались. Но война подстегнула эти намерения, показала, что уже край». (юрист)
Юристам также приходится сталкиваться с делами об отказе в смене документов для Т-людей, хотя эта норма предусмотрена законодательством. По словам юриста, такие вопросы пока возможно урегулировать через суд.
  • «Для Т-людей - есть проблема смены документов в связи со сменой пола, начиная со свидетельства о рождении, аттестатов, дипломов, документов на собственность». (юрист)
  • «Дела административного характера, когда отказывались менять документы, потому что дорого. У нас есть кейс, когда прошли 2 судебные инстанции и поменяли». (юрист)
Политическая ситуация в РФ обострила конфликт между родителями (подверженными государственной пропаганде) и их детьми, принадлежащими к ЛГБТ+. Респонденты отмечали рост числа подобных конфликтов, речь идет о ситуациях, когда родители выгоняют детей из дома, лишают прописки, обманом госпитализируют в психиатрическую больницу.
  • «Сейчас по ЛГБТ сообществу кейсы с распространенной ситуацией – выгнали из дома или выписали через суд. Таких дел пока немного, но они растут за счет роста гомофобии. Число семейных конфликтов увеличивается». (юрист)
  • «Принудительная госпитализация – там трансгендерные люди, и обманом родственники в сговоре с врачами говорят, мол «на комиссию кладут». На самом деле просто кладут в психушку и там лечат». (юрист)
В отдельных случаях речь даже может идти о доведении до самоубийства.
  • «Кейс – отец вынуждал совершить самоубийство на гомофобной почве. Это Кавказ, это не доходило до суда». (юрист)
4. Возможность организовать поддержку в настоящее время
4.1 Необходимость самоорганизации
В ситуации, когда большинство организаций, в которые ЛГБТ+ люди привыкли обращаться за помощью и юридической поддержкой, релоцировались и, в лучшем случае, могут проводить только онлайн консультации, встает вопрос о том, каким образом представители ЛГБТ+ могут себя защитить.
Многие активисты говорили о необходимости самоорганизации, создания низовых структур, которые могли бы координировать в том числе правовую защиту ЛГБТ+.
Без правозащитных организаций такую помощь организовать вообще невозможно.
  • «Нужны ли ЛГБТ-организации? Нужны. ЛГБТ – большая уязвимая группа, которая требует особого подхода и внимания. Никто лучше ЛГБТ организаций этого не сделает». (активист)
  • «Нужен активизм в регионах, искать новые кадры, в регионах есть своя специфика – и правоприменительная и менталитет». (юрист)
  • «В тяжелые времена - вместе защищаться и отстаивать свои права лучше и правильнее, чем поодиночке». (активист)
Многие активисты считают, что возможность для создания и работы низовых организаций существует, а конкретные практические вопросы можно будет решить.
  • «Возможности для самоорганизации всегда есть, чем более тяжелые времена, тем больше надо сплотиться. Эта ситуация с ужесточением законов стимулирует развитие движения. Низовые организации опираются на сообщество и его ресурсы, оказываются в ситуациях критических наиболее устойчивыми. Те, кто профессионально занимаются, получали финансирование, они сейчас казались без средств». (активист)
  • «Низовые организация - их сложнее преследовать, нет руководителя, больше безопасности». (активист)
  • «Возможности для самоорганизации есть всегда, вопрос только, как это делать в конкретных условиях, как подобрать адекватные инструменты, способы решения задач». (активист)
Высказывалась идея, что при недостатке юристов, в низовых организациях можно обучать людей минимальным правовым навыкам, чтобы они могли оказывать сопровождение и консультации другим членам сообщества ЛГБТ+.
  • «Может создавать людей, которые смогут сопровождать, пусть они не получали юридическое образование, но знакомы с ситуацией, какие-то посредники, которые оказывают социальное сопровождение, могут проконсультировать и поддержать этого человека. Создать пул таких людей, было бы здорово». (активист)
4.2 Превентивная подготовка представителя ЛГБТ+ к ситуации угрозы. Типовые ситуации, к которым следует организовать подготовку
Практически все респонденты, как активисты, так и юристы согласны в том, что можно и нужно предварительно готовить людей ЛГБТ+ к возможным угрозам со стороны, прежде всего, правоохранительных органов. Юристы подчеркивали, что неправильное поведение в первые моменты предъявления претензий со стороны правоохранительных органов приводит к наиболее тяжелым последствиям.
  • «В идеале каждый активист должен знать, куда позвонить в случае чего. В Центре Т есть активисты, а есть более «лайтовые» люди, могут прийти и к ним, им нужно обеспечение по безопасности. Для начала просто рассказать, что делать, если к вам приходит полиция, если взламывается телефон, такая информационно-юридическая история». (активист)
Неподготовленные люди, находящиеся зачастую в шоковом состоянии, подвержены любым манипуляциям, они готовы рассказать и подписать все, что от них требуют.
  • «Им нужна психологическая поддержка и юридическая грамотность, понимание, что что-то можно сделать в любой ситуации. Иногда кажется, что их можно брать голыми руками, они сами все на себя наговорят». (юрист)
  • «Ненаученные противостоять манипуляциям правоохранительных органов, неподготовленные люди верят обещаниям милиционеров, что их задержали, но скоро отпустят, никакого суда не будет и т. п.». (юрист)
  • «Люди впадают в шоковое состояние при взаимодействии с полицией, а эти моменты, как человек ведет себя при первом допросе, это оказывает решающее значение на все последующее». (юрист)
В ходе социологического исследования респондентам задавался вопрос о том, к каким типовым ситуациям прежде всего можно и нужно подготовиться заранее. Полученные ответы были достаточно сходными, и их можно сгруппировать в несколько тематических блоков.
1. Поведение на следствии, поведение в ходе допроса, проверка правильности записанных показаний.
  • «Нужно обучать поведению на следствии, потому что люди часто сами себя вредят, говорят то, что не нужно. Обучать проверять, так ли все записано, как он сказал, если он дает показания. Пишут часто совсем по-другому, а люди не видят разницы, и все подписывают». (юрист)
  • «Запрос на подготовку к допросам. Люди не готовы к допросам. Им надо объяснить, почему с тобой разговаривают сначала хорошо, потом нет, для чего тебя держат несколько часов в коридоре. Чего добиваются, когда человек сидит 4 часа без туалета, без воды, почему допрашивают ночью – смена биологических ритмов и ты скажешь гораздо больше, чем днем. Для чего разговаривают агрессивно, чего добиваются унижением…, например, когда запрещают ходить в туалет». (юрист)
  • «Можно обучать читать показания. Для этого вы записываете, и что-то меняете в тексте, смысл меняете, фразы, а потом он должен понять, поменялось или нет». (юрист)
2. Поведение во время обыска – подготовка как того, к кому пришли с обыском, так и партнера.
  • «Обыск – моделирование ситуации в том числе и для партнера». (юрист)
3. Ситуация прихода полиции на мероприятия, ситуация облавы, проверки документов и задержания.
  • «Готовить к ситуациям - ты пришел на фестиваль. Никого не трогал, по наводке вломилась полиция, ищет несовершеннолетних, ситуации массовых облав. Надо развеивать мифы про эту систему, что она не всесильна, что у нее есть границы, каковы эти границы, и как себя вести в этих границах». (юрист)
  • «Ситуация: на улице подходят и просят документы, ведут в отделение. Что делать, если тебя на улице попросили показать телефон». (юрист)
  • Взаимодействие на улице, взаимодействие в отделении». (юрист)
4. Работа с документами: протоколами допроса и др.
  • «Важно, чтобы люди знали, что нельзя подписывать, какие формулировки должны быть в документе.
5. Безопасное ведение соцсетей.
  • «Может быть еще про соцсети – что надо убрать, чтобы мой юрист пил со мной кофе, а не носил сухарики». (активист)
6. Выявление ситуации подставных свиданий.
  • «Чтобы не попали на подставное свидание, можно ли выделить характерные черты, по которым можно выявить, что это провокация?». (активист)
4.3 Способы подготовки членов ЛГБТ+ сообщества к проблемным ситуациям
4.3.1. Подготовка материалов с разъяснением о том, как вести себя в ситуациях угрозы
По рассказам активистов, они уже давно готовят подобные материалы: брошюры, карточки, памятки и т.п. для распространения среди членов ЛГБТ+ сообщества. Эти материалы могут быть полезны, если они наглядны и написаны доступным языком.
  • «Теоретические материалы тоже полезны, но они не должны быть перегружены информацией. Все должно быть просто и понятно. Могут быть карточки-шпаргалки – что делать, если к вам пришли». (активист)
  • «Сделать азбуку «типовые ситуации», материалов уже много. Можно сделать методичку для членов ЛГБТ сообщества». (активист)
Было предложено для увеличения наглядности и более легкого усвоения сделать на основе разработанных материалов игры, комиксы и т.п.
  • «Заранее подготовить, создать азбуки для рядовых членов сообщества. Должны быть такие формы неординарные вроде комиксов, мультиков, игр, то, что цепляет визуально и легко запоминается за счет этого». (активист)
  • «Игра на карточках, где ты вытаскиваешь на карточке ситуацию и должен ответить, что будешь делать». (активист)
Недостатком подобных материалов, по версии многих респондентов, является то, что знания, полученные подобным образом, оказываются трудно применимы в ситуациях стресса, вызванного столкновением с правоохранительными органами.
  • «Все начитались памяток, а памятки, как показывает, в стрессовых ситуациях не работают». (активист)
  • «Это дискуссионный вопрос, мы занимаемся этим уже много лет и пишем брошюры, буклеты, но по факту произвол полиции застает врасплох. 51 статью человек даже если назубок знает не сможет применить, потому что в полиции такая атмосфера прессинга, что человек просто побоится заикнуться про 51 статью и подпишет все протоколы». (активист)
Таким образом, многие респонденты приходили к выводу, что более актуальным и эффективным для усвоения информации является формат тренингов и семинаров, который не только дает информацию, но и помогает выработать навыки, необходимые для защиты.
  • «Теоретические форматы не бесполезны, но лучше форматы типа тренингов и семинаров, это эффективнее». (юрист)
  • «КПД очень малое процентов 20% в лучшем случае [дают брошюры]. Писали их огромное количество любого формата. Люди все равно не читают. В лучшем случае – 1 из 20 прочитает, и то по диагонали и после выкинет. Главный фактор для защиты собственной жизни и прав – это уверенность в себе». (активист)
4.3.2. Проведение групповых обучающих занятий
Респонденты считают, что именно формат тренингов или ролевых игр дает возможность отработать поведение в типовых ситуациях угрозы. Побывав в роли задержанного, «прожив» эту роль, человек получает реальные навыки взаимодействия с силовиками, учиться не бояться, не терять голову, приобретает уверенность в своих силах, - утверждают активисты.
  • «Не хватает таких мероприятий, даже не просто обучения, а тренингов, когда в очень простой форме до людей доносятся простые истины, что они могут защитить сами себя. Важно, чтобы это было в креативной форме. Не хватает живой активности, все только в он-лайне. А нужна живая активность, чтобы показать, как работает юридическая система, и как нужно вести себя. Надо этот момент прорабатывать с людьми, с сообществом - момент столкновения с системой». (юрист)
  • «Тренинги, где симулируется ситуация. Я бы хотела такие тренинги, меня могут задержать в любую секунду». (активист)
  • «В игровой форме – это хорошо. Гайды, карточки — это тоже важно, но важнее практика, практические вещи, проживание ситуаций. Меньше теории, больше практики». (активист)
  • «Карточка – это карточка, а когда ты телом проживаешь... Включить телесные тренинг через телесную осознанность». (активист)
  • «Способ – дать возможность прожить эту ситуацию, в разных ролях, и люди будут намного меньше бояться, чувствовать себя подготовленными. Форма тренинга или ролевой игры». (активист)
Юристы утверждают, что в ходе тренингов они могут продемонстрировать манипулятивные техники, которыми пользуются правоохранители и научить им противостоять. Техники противодействия манипулятивным воздействиям могут быть отработаны и совместно с психологами, так же, как и специальные приемы, позволяющие снять панику и собраться в ситуации угрозы.
  • «Обучение нужно - учебные обыски и допросы, чтобы люди изначально знали юридический алгоритм и психологическую подготовку имели». (активист)
  • «Их задача – добиться эмоционального отклика, т.к. тогда человек вступает в диалог и начинает рассказывать. Если человек знает об этом, что его задача не вступать в диалог или говорить больше, все, что угодно, не относящееся к предмету. Все это можно отработать». (юрист)
  • Важно, чтобы человек мог защитить себя сам хотя бы до приезда защитника. В такой тренинг я бы добавила работу с психологом». (активист)
  • «Чтобы написать несогласие в документах, человек должен быть достаточно уверен в себе. И мы, как преподаватели, рассказывали психологические аспекты – что делать, если страшно, как с этим справиться, как найти в себе опору». (активист)
Многие активисты рассказали, что у них есть опыт участия в тренингах, посвященных сходной проблематике, и высоко оценили полученный опыт.
  • «Проходила такой тренинг в Украине, там разделились – полиция и активисты, и мы разыгрывали конкретную ситуацию и потом ее обсуждали. Я по-другому стала ощущать себя, ушли какие-то панические страхи». (активист)
  • «Участвовал в тренинге по преступлениям ненависти. Как понять, что именно это преступление ненависти. Это был очный семинар, очень полезный». (активист)
  • «Есть игры, я участвовал в таких играх по мигрантам». (активист)
  • «Была серия мероприятий совместных ЛГБТ-сеть и профсоюзные организации, выезжали на 2 дня. Дискуссии, семинары. Можно сделать что-то подобное». (юрист)
Такие мероприятия, считают активисты, должны проводиться в режиме офлайн, и даже активист из Владивостока заявил, что готов обеспечить площадку для проведения тренинга, если удастся его организовать.
  • «Я с Дальнего востока, часовые пояса. Тренинг только офлайн. В случае с Владивостоком, можно найти, где проводить, есть коммьюнити-центр». (активист)
Выводы
Респонденты единодушно отмечают, что положение членов сообщества ЛГБТ+ после 24 февраля 2022 г. стало заметно хуже: усилились репрессии со стороны государства, общественное мнение под воздействием государственной пропаганды также ожесточилось против представителей ЛГБТ+.

В то же время сокращаются возможности ЛГБТ+ противостоять репрессивному воздействию, т.к. многие правозащитные организации вынуждены были покинуть РФ или прибегнуть к самороспуску. То же относится и к юристам, готовым отстаивать интересы ЛГБТ+-людей: часть из них релоцировались, часть объявлены иностранными агентами, многие из страха перед репрессиями перестали работать с активистами.

В этой ситуации особенно велико значение правозащитных организаций, таких как «Дело ЛГБТ+», которые продолжают работать на территории РФ.
Однако при условии ограниченных ресурсов важно распределить эти ресурсы наиболее эффективно, поэтому встает вопрос о целесообразности превентивной подготовки представителей ЛГБТ+ к ситуации риска и угрозы. Респонденты считают, что предварительная подготовка людей ЛГБТ+ к возможным угрозам со стороны, прежде всего, правоохранительных органов ощутимо поможет им противостоять политике запугивания. Юристы обращают внимание на тот факт, что неправильное поведение в первые моменты предъявления претензий со стороны правоохранительных органов приводит к наиболее тяжелым последствиям.

Надо отметить, что правоохранительные организации занимаются распространением информации о том, как следует вести себя активистам, когда представители правоохранительных органов предъявляют им свои, зачастую необоснованные, претензии. Для этих целей разрабатываются брошюры, методички, карточки и т.п. В то же время, по словам респондентов, силовикам часто удается полностью деморализовать активистов, и все прочитанное забывается в результате стресса. Отмечалось, что для сохранения выдержки и хладнокровия при взаимодействии с силовиками более эффективно заранее отработать необходимые навыки, проработать травмирующие типовые ситуации в форме ролевых игр, тренингов и т.п.

Опрошенные юристы высказали готовность участвовать в проведении подобных мероприятий, в ходе которых возможно не только закрепить знание своих прав, но научиться противостоять манипуляциям и давлению со стороны правоохранительных органов.

Made on
Tilda